Телефон подписки
8-800-555-66-00

 

Журнал для профессионалов в налогообложении
Интеллектуальная поддержка "Пепеляев Групп"

Определение КС РФ от 02.07.2019 № 1832-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "КИТ Екатеринбург" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 21 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации»

02, Июля 2019

Суть жалобы: 

Заявитель считает, что оспариваемое законоположение противоречит ст. 6 (ч. 2), 8, 19, 34, 35, 55 (ч. 3) и 57 Конституции РФ, поскольку, в его понимании правоприменителями, позволяет лишать налогоплательщика права на использование льготы по налогу на имущество организаций. 

Позиция Конституционного Суда: 

3. Статьей 381 НК РФ предусмотрены льготы по налогу на имущество организаций. Согласно ее пункту 21 освобождаются от налогообложения вновь вводимые объекты, имеющие высокий класс энергетической эффективности, если определение классов их энергетической эффективности предусмотрено в соответствии с законодательством. В обязательные условия применения этого налогового освобождения входит, соответственно, возможность определения класса энергетической эффективности объектов налогообложения, когда такая возможность следует из действующих нормативных актов. Пока и если это условие не обеспечено в отношении какой-либо категории объектов, указанное налоговое освобождение нельзя считать применимым по причине отсутствия надлежащих к тому оснований, как их предусматривает налоговый закон. Иное вело бы к избирательному и произвольному предоставлению преимуществ в налоговых отношениях - вопреки конституционным требованиям законного, равного и справедливого налогообложения.

Федеральный закон от 23.11.2009 № 261-ФЗ "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" определяет класс энергетической эффективности как характеристику продукции, отражающую ее энергетическую эффективность (п. 5 ст. 2). Согласно его ст. 10 определение класса энергетической эффективности товара осуществляется производителем, импортером в соответствии с правилами, которые утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и принципы которых устанавливаются Правительством РФ (ч. 1 - 6).

Часть 1 его статьи 12 прямо обязывает определять класс энергетической эффективности многоквартирных домов, вводимых в эксплуатацию, а также подлежащих государственному строительному надзору, и предусматривает в этой связи утверждение уполномоченным федеральным органом исполнительной власти правил, которые должны отвечать требованиям, установленным Правительством РФ. Во исполнение этого законодательного предписания Правительство РФ постановлением от 25.01.2011 № 18 утвердило Требования к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов, а Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ утвердило, в частности, действующие Правила определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов (приказ от 06.06.2016 № 399/пр, изданный на основании указанного постановления). Для иных объектов названным Федеральным законом определение классов энергетической эффективности не предусмотрено. Так, часть 1 его статьи 11 содержит общее указание на обязательность соответствия зданий, строений, сооружений требованиям энергетической эффективности, из чего не следует непосредственно, что соблюдение этих требований возможно лишь с установлением классов энергетической эффективности.

Изложенное не позволяет прийти к выводу, что положения Федерального закона "Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" предусматривают или предусматривали определение класса энергетической эффективности иных зданий, кроме многоквартирных домов, и что они во взаимосвязи с оспариваемым законоположением образуют необходимые и достаточные нормативные условия для налогового освобождения в отношении нежилого недвижимого имущества организаций. Такой вывод расходился бы и с его ст. 27, которая, предусматривая государственную поддержку инвестиционной деятельности в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности с применением мер стимулирующего характера, установленных законодательством о налогах и сборах (ч. 2), изначально отнесла к направлениям этой поддержки содействие в строительстве именно многоквартирных домов, имеющих высокий класс энергетической эффективности (п. 4 ч. 1). Закрепляя полномочия органов государственной власти РФ в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности, п. 5 ст. 6 указанного Федерального закона также называет лишь товары и многоквартирные дома как две категории объектов, для которых надлежит установить правила определения классов энергетической эффективности. Само по себе это не исключает соответствующих полномочий в отношении других объектов, в том числе на будущее, но отражает законодательные приоритеты и означает, что указанный Федеральный закон не обязывал и не обязывает вводить правила присвоения классов энергетической эффективности нежилым зданиям и обеспечивать в итоге нормативно-правовые и технико-регламентные условия налогового освобождения применительно к таким объектам.

Требования к правилам определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов, утвержденные постановлением Правительства РФ от 25.01.2011 № 18, допускают установление этих классов для иных - кроме многоквартирных домов - зданий, строений, сооружений по решению застройщика или собственника (п. 3). Вместе с тем Требования не связывают такое решение с исполнением каких-либо правил, не предрешают ни их содержания, ни самого их принятия, в отличие от правил, относящихся к многоквартирным домам. По смыслу п. 5 Требований, они предполагают принятие правил определения класса энергетической эффективности многоквартирных домов с учетом расхода ресурсов на общедомовые нужды, режимов функционирования инженерного оборудования и др. Кроме того, из п. 1 Требований следует, что непосредственный их предмет - принятие правил определения этих классов, а потому и утверждение Требований не заменяет установления собственно правил и не означает, что определение класса энергетической эффективности предусмотрено в соответствии с законодательством в том смысле, в каком это создавало бы непосредственные условия для налогового освобождения согласно п. 21 ст. 381 НК РФ.

Разработка в Министерстве экономического развития РФ проекта федерального закона о внесении изменений в действующее законодательство в части установления класса энергетической эффективности общественных зданий, строений, сооружений (№ 02/04/05-19/00091639) и его вынесение на публичное обсуждение в мае - июне 2019 г. также свидетельствуют о том, что правила определения этих классов для нежилых зданий лишь предполагается ввести, действующее же законодательство их не содержит.

4. Необходимость обеспечения энергетической эффективности зданий и сооружений учтена в Федеральном законе от 30.12.2009 № 384-ФЗ "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", а именно среди целей его принятия, в положениях о сфере его действия и в самих его предписаниях (п. 4 ст. 1, п. 7 ч. 6 ст. 3 и отдельные нормы ст. 13, 31, 33 и 36), из которых, однако, лишь следует, что такую необходимость надо иметь в виду при проектировании, строительстве, эксплуатации зданий и сооружений во избежание нерационального расхода энергетических ресурсов. Дефиниции и предписания этого Федерального закона (в частности, ст. 2 об основных понятиях, в нем применяемых) не предусматривают классов энергетической эффективности, не устанавливают правил их определения и не обязывают эти правила принимать.

В то же время ч. 1 ст. 6 и ч. 3 ст. 42 этого Федерального закона обязывают Правительство РФ утвердить перечень национальных стандартов и сводов правил, обеспечивающих соблюдение его требований, не исключая требования энергетической эффективности. Принятым в этой связи постановлением от 26.12.2014 № 1521 Правительство РФ, признав утратившим силу с 01.07.2015 свое распоряжение от 21.06.2010 № 1047-р, прежде изданное по тому же предмету, утвердило Перечень национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", включив в его п. 35 отдельные положения Свода правил с титулом СП 50.13330.2012 "СНиП 23-02-2003 "Тепловая защита зданий". В актуализированной редакции указанный Свод, в том числе те его положения, которые вошли в Перечень для их обязательного применения, не содержит правил определения класса энергетической эффективности, излагая вместо них правила в отношении класса энергосбережения, притом что описания таких классов, несмотря на смысловое сходство, не идентичны: если класс энергетической эффективности относится к отоплению и отопительному периоду, то класс энергосбережения - к потреблению энергии за целый год, и не только на отопление, но и на вентиляцию.

Таким образом, определение классов энергетической эффективности в отношении нежилых зданий не предусмотрено ни действующим законодательством, ни техническими регламентами, которые изложены в актуальных сводах правил и на этом основании подлежат применению, а значит, и налоговое освобождение, закрепленное оспариваемым законоположением, нельзя считать установленным в отношении нежилых зданий.

5. Между тем установление и описание классов энергетической эффективности не только жилых, но и общественных зданий предусматривали строительные нормы и правила, а именно п. 4.5 с таблицей 3 и п. 12.5 (применительно к содержанию энергетического паспорта здания) СНиП 23-02-2003, зарегистрированных в Росстандарте в качестве Свода правил с титулом СП 50.13330.2010. Регистрация сохранила прежнюю, утвержденную постановлением Госстроя России от 26.06.2003 № 113 и действовавшую с 01.10.2003, редакцию СНиП 23-02-2003, в том числе названные пункты. В этой редакции положения СНиП 23-02-2003 получили статус свода правил в силу ч. 2 ст. 42 Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений", как утвержденные до его вступления в силу в 2010 г., а затем, во исполнение ч. 3 той же статьи, некоторые из разделов и приложений СНиП 23-02-2003, в том числе названные пункты, включены в пункт 80 Перечня национальных стандартов и сводов правил, утвержденного распоряжением Правительства РФ от 21.06.2010 № 1047-р, для применения на обязательной основе.

Следовательно, с 01.01.2012, когда стал действовать оспариваемый п. 21 ст. 381 НК РФ (введен Федеральным законом от 07.06.2011 № 132-ФЗ), установленное им условие относительно определения классов энергетической эффективности могло быть соблюдено с применением положений СП 50.13330.2010, которые в соответствии с законодательством позволяли определять такие классы для нежилых зданий. Это, однако, оставалось возможным до 01.07.2013, когда введена в действие актуализированная версия СНиП 23-02-2003, утвержденная в качестве СП 50.13330.2012 приказом Министерства регионального развития РФ от 30.06.2012 № 265. Соответственно, актуальность СНиП 23-02-2003 в прежней редакции и обязательность их применения при определении классов энергетической эффективности нежилых зданий исчерпаны, во всяком случае как условие налогового освобождения.

Не предусматривал определения этих классов и приказ Ростехрегулирования от 01.06.2010 № 2079, притом что он допускал (начиная с его редакции, введенной приказом от 18.05.2011 № 2244, и до утраты им силы с 01.07.2015) применение на добровольной основе положений СП 50.13330.2010 в соответствии со статьей 16.1 Федерального закона от 27.12.2002 № 184-ФЗ "О техническом регулировании" для соблюдения требований Федерального закона "Технический регламент о безопасности зданий и сооружений". В утвержденный этим приказом Перечень применимых документов стандартизации не вошли, однако, разделы 4 - 12 СП 50.13330.2010, включая правила определения классов энергетической эффективности. Названные разделы упомянуты Министерством регионального развития РФ в перечне строительных норм и правил (пункт 308), прилагаемом к приказу от 21.10.2010 № 459, но тот не был опубликован и, кроме того, не мог служить нормативно-правовым основанием для применения соответствующих правил на добровольной основе, поскольку те же разделы одновременно имели режим обязательного применения согласно утвержденному распоряжением Правительства РФ от 21.06.2010 № 1047-р Перечню национальных стандартов и сводов правил.

СП 50.13330.2010 замещен актуализированной версией СНиП 23-02-2003 в статусе СП 50.13330.2012, которая с 01.07.2013 введена в действие приказом Министерства регионального развития РФ от 30.06.2012 № 265, а затем вошла в Перечень национальных стандартов и сводов правил, утвержденный постановлением Правительства РФ от 26.12.2014 № 1521 и вступивший в силу с 01.07.2015, что не опровергает действительности (актуальности) этой версии ни на прошлое, ни впоследствии, как и приоритет актуальной версии перед прежними. СП 50.13330.2012 с даты его введения в действие получил статус технического регламента согласно статье 2 Федерального закона "О техническом регулировании" как документ, принятый нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти по техническому регулированию и устанавливающий обязательные для применения и исполнения требования к объектам технического регулирования (продукция, процессы проектирования, строительства, эксплуатации и др.). Согласно же статье 7 этого Федерального закона технические регламенты применяются одинаковым образом и в равной мере независимо от вида нормативно-правового правового акта, которым они приняты (п. 6), а в части обязательных требований могут быть изменены только путем внесения в них изменений и дополнений (п. 3), в том числе путем актуализации. Тем самым актуальностью документов технического регулирования, надлежащим образом принятых, определяются их действительность и применимость, притом что включение уже существующих технических регламентов в соответствующие перечни не означает их принятия заново и не заменяет актов их утверждения или изменения вплоть до пересмотра норм и правил в порядке актуализации.

Сказанное не позволяет полагаться на те ведомственные мнения, что законная актуализация может остаться без последствий для действительности норм и правил и что их неактуальные редакции могут действовать наряду с утвержденными заново версиями и даже вопреки им до тех пор, пока эти редакции не изъяты из соответствующего перечня сводов правил. Подобная трактовка, нашедшая отражение, в частности, в письмах Министерства регионального развития РФ от 15.08.2011 № 18529-08/ИП-ОГ и от 25.07.2013 № 13218-НТ/10, не согласуется с иными интерпретациями, такими как позиция, выраженная в письме Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 25.05.2015 № 15912-АБ/08, согласно которому при актуализации сводов правил ранее действующие редакции строительных норм и правил обычно признаются утратившими силу. Кроме того, включением норм и правил в соответствующий перечень определяется режим их применения (обязательного либо добровольного), но не их актуальность или действительность.

Такого рода расхождения в понимании статуса норм и правил, включая разные версии СНиП 23-02-2003 в разных перечнях, во всяком случае не могут быть доказательством тому, что определение классов энергетической эффективности нежилых зданий предусмотрено в соответствии с законодательством и после 01.07.2013, а значит, эти объекты освобождены от налога на имущество организаций. Напротив, означенные разновременные изменения в нормативно-правовом и техническом регулировании вследствие решений, принятых разными органами власти по разным поводам и безотносительно к налогообложению, прервали с указанной даты возможность ссылаться на СНиП 23-02-2003 в тех или иных его версиях (редакциях) как на технико-регламентное основание для определения классов энергетической эффективности нежилых зданий в соответствии законодательством, которое и само правил о том до сих пор не предусматривает.

6. При конституционно допустимой дискреции государства в установлении и прекращении налоговых льгот их отсутствие само по себе не может быть признаком нарушения прав налогоплательщика, в то время как ООО "КИТ Екатеринбург" связывает предполагаемую неконституционность п. 21 ст. 381 НК РФ с тем, что эта норма не позволяет ему воспользоваться налоговой льготой. Приоритеты в налоговом стимулировании, прямо объявленные в числе законодательных целей или подразумеваемые исходя из принятых законодательных решений по отдельным направлениям энергетической политики и категориям объектов, также не означают нарушения конституционных установлений или прав налогоплательщика, даже если решение о льготе отложено или пересмотрено, при том, однако, условии, что это не вводит дискриминационных различий среди налогоплательщиков и отвечает критериям формальной определенности закона, принципам поддержания доверия к действиям властей, законного и справедливого налогообложения.

КС РФ принимает во внимание и то обстоятельство, что заявитель, судя по материалам жалобы, полагал правомерным налоговое освобождение в отношении принадлежащих ему помещений, тогда как определение классов энергетической эффективности предусмотрено было в соответствующих правилах применительно к зданиям (паспорту здания в целом). Между тем оценка таких обстоятельств с учетом их правовых последствий, проверка правильности выбора применимых к ним норм не входят в компетенцию КС РФ.

Таким образом, у КС РФ нет достаточных оснований предполагать, что п. 21 ст. 381 НК РФ нарушает конституционные права заявителя. 

Решение Суда: 

Отказать в принятии к рассмотрению жалобы.

Правовая база